Пресс-релизы , Вологда ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Звук скотча от Zimins за 5 «Ефиров» или миллион рублей

На NTF платформе по продаже токинов появилась инсталляция «The sound of scotch tape» или «Звук скотча».
Она представляет собой объект Андрея Монастырского «Ветка» за которую тянет художник Zimins (Алексей Зимин). Ссылка: http://zimins.ru/2021/06/03/%D0%B7%D0%B2%D1%83%D0%BA-%D1%81%D0%BA%D0%BE%D1%82%D1%87%D0%B0/

Немного о работе

Аукционный дебют "Ветки" состоялся в 2006 году. Одна из самых известных инсталляций Монастырского, «Ветка», была выставлена на Sotheby’s с оценкой $30 000–40 000. К сожалению, «музыкальный инструмент одноразового использования для получения звука разматывающегося скотча» в тот раз не был продан, однако в 2020 году «Ветку» купила Третьяковская галерея.

В своей работе Монастырский предполагает возможность размотать скотч и услышать эту музыку. Но с 1996 года, с момента создания «Ветки», таких желающих не нашлось. «Мы понимаем, что лучше сохранить тишину, чем вызвать звук скрежета скотча. Эта тишина того же рода, что и у Джона Кейджа». Во всяком случае, не было попыток размотать скотч с помощью ветки (потянув ветку вниз) — причем если это сделать, то объект будет разрушен. И в этом точность поэтической фразы Андрея Монастырского, он останавливает зрителя, когда сообщает в своем тексте, что это будет «не та музыка», — объяснила Ирина Горлова.

Однако нашелся тот, кто нарушил тишину и дернул за ветку, освободив хранящийся так долго потенциальный звук скотча. Этим провокатором стал художник Зимин Алексей. Теперь каждый может послушать звук акционного «музыкального» объекта (инструмента) одноразового использования для получения звука разматывающегося скотча. А тот, кому некуда девать деньги может еще, и купить этот звук. Художник выложил в сеть видео, где он «играет» на «инструменте» и с помощью блокчейна присвоил ему уникальный код, который выставлен за 5 ЕTH или 1 миллион рублей. Можно сказать, что Zimins уничтожил этот объект высвобождая и одновременно используя по назначению инсталляцию. Ломая партитурность «Ветки» и нарушая  заданную в контексте произведения интонацию Зимин Алексей указывает, что всякое действие с веткой — будет «издавать музыку скотча». Таким образом, мы имеем дело с объектом, построенном на самой границе эйдоса и мелоса которую переступил Zimins. Одновременно здесь созерцаются и образ ветки (изобразительная предметность), и звук «освобожденной тишины» (дискурсивный горизонт возможности музыки).